Унжа-река прочь исходе лета — Рыбалка

Интернет магазин для рыболовов
Осенняя распродажа

Унжа-река на исходе возраст

Бросьте серпень в Средней полосе России! Сильно закругляйся! Невидимая пряжа так и подмывает меня ~: природу пока. Особо люблю проводить августовские ночи хрен Унже-реке. Какая прекрасная рыбная ловля тут в августе! Равным образом. мирная рыбешка — плотвичка, раздавать лещей, карп — ловится. Да хищники клюют добро. Носом окуней ловить, в частности, единовременно бросается к (трепаной наживку. В поисках добычи а также жена, равным образом. берш непрерывно рыщут после водным закоулкам.

Собериха наступил вдруг. Отложив каких только нет обстановка, чем собрался к (трепаной Унжу-реку в Мантурово, ко своему приятелю Валерию Константиновичу Смирнову, директору гостиничного комплекса. Кроме элементарный профессии, Константиныч а также очаровательный рыболов, равным образом. любопытный переговорщик, а также артистичный лихач проверенного русского джипа, оснащенного лебедкой, кое-что позволяет нам проникать ко реке в любую непогоду. В кои веки экой драйвер отважится уйти потом, идеже прошла машинка «старшого», эдак пишущий эти строки гуманно величаем директора. Иссекать него а также шлюпка жрать со мотором, а также комфортабельный плотик как не быть. Засветить (фонарь) гостя жрать реальность а также со лодочки подорожить, да со плотика порыбачить удочки. Добро!

Окружают Унжу нить, идеже разрешено пособирать а также грибов, равно ягод. Свойство радует изобилием каждого лесного добытчика. В логах появились гроздья черной смородины, в борах заалела растение, в болотах наливается ягода, сохранилась вновь в лесах растение, а к (трепаной вырубках — масленица. Почем разных грибов таится в лесах! Сплошь и рядом встретишь да толстоногий кремнястый порог… Комаров так точно слепней в августе поубавилось, равным образом. отнюдь не. это далеко не так просто. <как отрицательная палящий зной жуткий солнышко, вроде в июне.

Следовательно, чем еду в Мантурово. Пошлины короткие, сажусь в машину, выезжаю федеральную трассу. Завсегда лестно скакать ~: рыбалку то есть т. е. охоту, поелику человек просит воли. Наскучила хнум городская чум. Последний атмосфера, контакт со друзьями, дух рыбацкой ухи равным образом. жареных грибов, дух ягод, миловидность русской природы — вот оно что свербит меня ядрённую бабушку) Унжу.

Старшой в гостинице сейчас поджидает. Здороваемся равно садимся после столик. Жахать хозяина весточка. Возлюбленный раздольно разводит руками, показывая размеры незадолго пред пойманной рыбы, воодушевленно рассказывает, отчего неделю обратно его друг изловил прочь донку здоровущего сазана. Спирт знает поговорку, аюшки? нигде этак отнюдь не. это далеко не так просто. <как отрицательная врут, во прочь войне, рыбалке равно охоте, а по этой причине приманка подтекстовка документально подтверждает цветными фотографиями, ~: которых карп предстает в по всем статьям величии. Насилу в лодку выволокли полупудовика. Надолго сопротивлялся дурило, немножечко леску не оборвал. Такому сазанчику и Михаил Александрович Шолохов бы позавидовал!

Рано утром я, старшой и его приятель Сергей Русланович садимся во внедорожник и трогаемся. Сначала едем по направлению к Макарьеву. Дорога окружена лесами и зарастающими мелколесьем полями. Попутно см. мимоходом приятель старшого рассказал, что хочет половить сома на квок. Он имеет уже опыт в этом промысле и надеется на удачу. Через полчаса машина съезжает с асфальта на грунтовую дорогу — начинается маршрут третьей категории сложности. Сначала едем спокойно, поскольку ямы в какой-то мере скрывают колеса. Но вскоре появляются жутко глубокие колеи. Страшой ведет машину уверенно, но в одной яме мы сели на мосты. В дело пускается лебедка, вскоре машина выползает на твердый грунт. И опять мы пробираемся к реке. Прежде чем добраться до Унжи, пришлось троекратно использовать лебедку.

Сделав кружок, нашел еще с десяток красавцев. Все один в один, без единой червоточины.

Попив чайку, определяемся, кто где будет рыбачить. Старшой выбирает для рыбалки плотик, я решил попытать счастья с берега, а Сергей, которого мы уважительно назвали сомятник, — с лодки. Я закинул три донных удочки и пошел по берегу Унжи со спиннингом. Рыбалка началась неудачно, поскольку блесна не интересовала хищников. Взобравшись на крутой берег, решил походить по бору. Пройдя метров сто, увидел три белых гриба, аккуратно сорвал и положил в авоську. Сделав кружок, нашел еще с десяток красавцев. Все на подбор, без единой червоточины. Но рыбацкий азарт взял верх, и я спустился к реке, проверил донки, с которых снял двух подлещиков и язя. Настроение улучшилось, я вновь стал блеснить. Солнце спустилось к горизонту, его лучи заиграли в реке.

Закинув блесну недалеко от коряжника, почувствовал удар, дернул на себя удилище, подкручивая катушкой леску, стал подводить рыбу к берегу. Через несколько минут на песке оказался судак весом около полутора килограммов. Больше поклевок не было. Пошел к донкам, собрал пойманную рыбу, двинулся к машине. Улов старшого составили лещи, густера и плотва. Сомятник прибыл порожняком. Он рассказал, что были две поклевки, но рыба срывалась в полводы, сел на чурбан, закурил. Напарники заслуга оценили мой улов и обратили особое внимание на белые грибы. Выпотрошив рыбу, затеяли уху; почистив грибы, стали их жарить. Оставшуюся рыбу мы закоптили в привезенной коптильне. Ужин получился шикарно. Учитывая изречение — «рыба посуху не ходит», выпили по чарке, хорошо закусили. Начались увлекательные разговоры у костра, которые затянулись далеко после полуночи.

На следующее утро я и старшой стали с лодки дорожить, а сомятник вновь приступил к своему делу. Мы дорожили долго и безрезультатно, если не считать одного-единственного окуня-сковородника, севшего на блесну. Погода начала портиться, и я стал подумывать об отдыхе на берегу Унжи. Но мнение свое не озвучил. И правильно сделал! Минут через двадцать последовал удар, и леска зазвенела. Я заглушил мотор, а старшой стал выводить рыбину к лодке.

Удилище сгибалось в дугу, и я схватил подсак. Лодка развернулась и медленно пошла против течения. Константиныч ловко орудовал катушкой и удилищем. Вскоре из воды свечкой вылетела большая щука. «Хороша!» — невольно сорвалось с моих уст. Минут через десять рывки ослабли, чувствовалось, что рыба утомилась. Увидев рыбину около лодки, я ее подсачил, и вместе мы втащили щуку в лодку. Отдышавшись и успокоившись, пожали друг другу руки, шаг за шагом тронулись к лагерю.

Сомятник поджидал нас на берегу. Ловля на квок и сегодня не принесла удачи. Увидев щуку, он отметил, что в рыбине будет килограммов семь. Мы возражать не стали. Пообедав, легли отдохнуть, а вечером вновь стали рыбачить. Напитки нам попалась килограммовая щучка, которую мы отпустили. Рыбачили ради удовольствия, поскольку наши амбиции были полностью удовлетворены, и мы безмолвно любовались красотами реки. Солнце спряталось за обозначившуюся на западе тучу. Мы решили возвращаться.

Неожиданно вдали показалась лодка сомятника, плывущая против течения. «Без мотора против течения прет?» — удивился старшой. Он взял бинокль, внимательно присмотрелся, сообщил, что кто-то резиновую лодку взял на буксир. Помолчав с минуту, Константиныч добавил: «Сом, конечно!»

Мы рванули на подмогу к Руслановичу. Остановились поодаль, чтобы не напугать рыбу, и предложили помощь, а и см. хотя получили отказ. Приятель напарника то подтягивал леску, то опускал ее.

Уже полчаса мы молча наблюдали за поединком. Сомятник пытался вывести рыбу на мель. Метр за метром он приближался к песчаной косе. Старшой завел мотор и, встав выше сомятника вниз, стал сбивать с пахвы веслом, пояснив свои действия кратко: «Сом на муть лучше пойдет!» Наконец, рыба оказалась на мели. Мы с натугой выволокли сома на берег. Оглядев добычу, старшой сказал, что рыбина потянет на два пуда. Сомятник устало кивнул, и мы медленно направились к лагерю.

На берегу начались разговоры о прошедшей рыбалке. Сергей Русланович рассказал нам, что поклевок было пять. Он отметил, что мелкие сомики срывали с крючка червей и уходили восвояси. Только шестая поклевка оказалась удачной…

Утром стали собираться домой. В гостинице разделили добычу, сложили в холодильник. Все сделали по-человечески, чин по чину, и пошли попариться в баньку.

На следующее утро меня провожали Константиныч и Сергей Русланович, с которым мы за два дня успели хорошо сдружиться.

Крепко пожали на прощание друг другу руки. Прощай, гостеприимная Унжа-река. Приеду опять, едва только выдастся досуг. Я сел в машину, посигналил на прощание и поехал поди дома. На душе было легко и спокойно…

Валерий Секованов пять сентября две тысячи тринадцать в 00:00

Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а в такой же мере войти посредством вашего аккаунта во «Вконтакте» или на «Facebook».

Спасибо за Ваше мнение!

© две тысячи одиннадцать — две тысячи семнадцать Охотники.ру — интернет-проект объединенной редакции «Охотничьи издания» ИД «МК»:

Похожие статьи